0

Олег Лихач: Вне Львова и Украины жить не могу

Ведущий солист Львовской национальной оперы отпраздновал 50-летний юбилей
Один из самых известных лирических теноров Львовского национального академического театра оперы и балета имени Соломии Крушельницкой Олег Лихач покорил своих зрителей, петь в «Летучей мыши», «Риголетто», «Севильский цирюльник».

И интересно, что Олег Лихач даже не мечтал стать оперным певцом, а составлял… телевизоры!

— Хотя мать моя говорила, что я раньше научился петь, чем говорить, — говорит, улыбаясь, Олег Лихач. — Это были украинские, российские, польские песни. А период профессионального вокала начался после прослушивания в мальчишеский хор «Дударик», впоследствии я стал там солистом. Мне очень импонировала эстрада. Учился я в Львовской политехнике, после армии составлял телевизоры, которые отправляли на Кубу. I, интересно, я никогда не думал, что стану актером оперного театра.

— А как же так случилось?

— Я решил устроиться рабочим сцены. То был понедельник. А я, тогда еще невежда, не знал, что понедельник-театральный выходной. Прихожу в один, во второй театр — никого нет. Так никуда и не попал. Но потом знакомый профессор, народный артист Украины Роман Вітушинський, взял и завел меня к хормейстера. Вот так, почти случайно, и началась моя карьера.

На своем веку исполнил пятнадцать партий. Одни из лучших, любимых — герцога из оперы «Риголетто», Альфреда Жермона — «Травиата», графа Альмавивы — «Севильский цирюльник»…

— А что главное в успехе актера?

— Главное — осмыслить свою роль, потому что каждый может взять определенную ноту. Как оценить, что сыграл хорошо? Скажу, вспомнив один
случай. Когда услышал после «Мадам Баттерфляй»: «Эти мужчины такие гады!», то понял, что делаю все правильно (Улыбается). К образу надо морально дорасти. Недавно я дебютировал в «Украденном счастье», шел к этому спектаклю несколько лет.

— А как удается запоминать слова в оперных партиях, да еще и на иностранном?

— Упомянутые партии — это те, которые я учил в Стрыйском парке, когда еще возил Ивана-Данила (сына. — Авт.) в коляске. Их я могу
даже не повторять. Лучше всего запоминать текст в движении. Пою в спектаклях итальянской, польской,
на русском… Свободно владею этими языками, кроме итальянского — с ней немного труднее. Текст оперы, кстати, время мы прорабатываем сами со словарем, а иногда имеем перевод.

— Неужели никогда не было курьезов во время выступлений?

— И почему же? Были. (Улыбается). Когда выступали в Польше, в конце второго действия оперы «Травиата» я пою и вдруг
осознаю, что забыл текст — могу вспомнить только украинский. Суфлера нет. Смотрю испуганно на дирижера, а он взял текст и стал его читать — и я по губам воспроизвел фрагмент арии. Зрители этой заминки, к счастью, не заметили.

— В свое время говорили, что вы уехали из Львова за границу…

— Да, я даже переехал в Канаду, попрощался с родными, но на второй день пребывания за океаном понял,
что вернусь. Так и сделал. Разные города имеют свои ритмы, и львовский мне больше подходит.

shaoran2010

Добавить комментарий